Цель нашего издательства –
представить то живое,
что есть в духовных традициях мира
во всем их разнообразии.

Саньютта-никая

Связанные наставления Будды

Выходные данные

2021 г.
Перевод с английского: SV
Твердый переплет
Формат 84х108/32
496 стр.

Отрывки из книги

Общее предисловие (частично)

Саньютта-никая – это третье большое собрание наставлений (сутт) Будды из Сутта-питаки Палийского канона, компиляции текстов, признаваемых Словом Будды в буддийской школе Тхеравады. В составе Сутта-питаки оно следует за Дигха-никаей и Мадджхима-никаей, предшествуя Ангуттара-никае. Как и другие палийские никаи, Саньютта-никая имела аналоги в канонических собраниях других ранних буддийских школ. Один такой аналог под названием «Ца-а-хань-чинь» сохранился в китайской Трипитаке и был переведён с санскритской Саньюктагамы. Свидетельства указывают, что она принадлежала школе Сарвастивады. Таким образом, хотя Саньютта-никая, приведённая в данной книге, включена в канон Тхеравады, никогда не стоит забывать, что она относится к корпусу текстов, называемому «никаями» в палийской традиции, преобладающей в юго-восточной Азии, и «агамами» в северной буддийской традиции, и что эти тексты являются первоисточником всего буддийского литературного наследия. На их основе ранние буддийское школы устанавливали свои системы доктрины и практики, к этим текстам апеллировали поздние школы в процессе формирования нового видения буддийского пути.

Саньютта-никая – исключительно богатый источник буддийской доктрины, поскольку в данном собрании именно доктринальные категории служат главным основанием для классификации наставлений Будды. Слово саньютта буквально означает «соединённые вместе». Ютта (на санскрите юкта) означает «соединённый», а приставка «сан» означает «вместе». Это слово встречается и в самих суттах, имея значение «опутанный», «привязанный». В этом смысле оно является причастием прошедшего времени и относится к техническому термину саньйоджана, что означает «оковы», которых всего 10 и которые привязывают живых существ к сансаре, круговерти перерождений. Однако слово саньютта также используется и в более простом смысле, означая связанные вместе вещи. Например, в СН 35:232: «Представь, друг, как если бы чёрный бык и белый бык были связаны вместе единой упряжью или ярмом». Этот смысл имеет отношение к данному собранию текстов. Сутты, авторство которых приписывается Будде или его выдающимся ученикам, связаны или соединены вместе. И то, что их связывает, «упряжь или ярмо» (дамена ва йоттена ва), – темы, суть которых вынесена в заголовки глав, саньютты, в которые входят сутты. 

 

От переводчика (частично)

Как и в случае с Мадджхима-никаей, я не стал переводить ту часть предисловия Саньютта-никаи, где достопочтенный Бодхи объясняет нюансы работы над английским переводом (по его же совету). Тем не менее в нём он приводит интересные пояснения ряда палийских терминов, которые, к сожалению, крайне трудно вычленить из общего текста объяснения выбора английских слов, а потому я решил пересказать эту информацию своими словами, используя в том числе формулировки достопочтенного Бодхи.

При подходе к основному тексту я использовал стратегию применения общего (одинакового) словаря важнейших терминов и фраз во всех никаях, тогда как достопочтенный Бодхи в некоторых случаях менял термины на «более удачные» по мере перехода от одной никаи к другой. Например, в МН и СН он переводит слово «дхамма» в контексте объектов чувств как «объект ума» (mind object), а при переводе АН пришёл к более точному, по его мнению, варианту – «умственный феномен» (mental phenomenon). Я же во всех переводах использую именно последний вариант. Это касается и других терминов и формулировок.

Хотелось бы также сказать пару слов о самом переводе. Поскольку это перевод на третий язык, может встать разумный вопрос о том, насколько он точен. Вне всяких сомнений, «научной точностью» с соблюдением абсолютно всех возможных «добуквенных» тонкостей языка пали данный текст не обладает (например, что касается склонений, порядка слов, буквального перевода абсолютно всех слов или фраз и так далее). Однако это вовсе не означает, что он не имеет при этом смысловой точности. То, о чём сказано в палийском оригинале, сказано и здесь, с полным соблюдением смысла. Подобного подхода, кстати, придерживался и сам Будда, когда говорил, что Дхамме нужно обучать на родном языке и что не нужно цепляться за слова и язык (см. МН 139). Однако здесь стоит добавить, что я как переводчик с английского ответственен за донесение смысла английского перевода, а достопочтенный Бодхи ответственен за донесение смысла оригинала. По его словам, он придерживался классического тхеравадинского (быть может, даже лучше сказать «раннебуддийского») понимания терминов, понятий, концепций, и в буддийском мире в настоящее время его версия перевода на английский, пожалуй, считается наиболее удачной среди всех прочих.

Скептически настроенный читатель может возразить, что такой подход является слишком узким, допускающим возможные искажения и предвзятость в толковании, тогда как для более адекватного понимания и перевода палийского канона нужно принимать во внимание всю имеющуюся древнеиндийскую литературу, не только буддийскую. Хотя с этим можно согласиться в каких-то отдельных редких частностях, в целом же можно возразить двумя фактами. Во-первых, едва ли человек, находящийся вне учения Будды, рассматривающий всё древнеиндийское наследие «одинаково беспристрастно» и широко, сможет более правильно понять то, что должно быть понято именно тем, кто находится внутри буддийской традиции. Во-вторых, хоть это и правда, что Будда часто беседовал с людьми, не имеющими к буддизму отношения (такие беседы содержатся в каноне), и, как следствие, мог использовать «внебуддийскую» терминологию (например, ведическую или общепринятую среди отшельников, «саман»), тем не менее совершенно точным является факт, что он переиначивал общепринятые слова на свой лад, наделяя их новым, буддийским смыслом – в том числе даже в беседах с теми, кто буддистом не был, прямо во время разговора сбивая этим с толку собеседника! Это было одной из его «любимых» стратегий и часто наблюдается в суттах. Убедительно доказать, что некий термин в таком-то месте следует понимать не с буддийской точки зрения, а как-то иначе, практически невозможно. Как бы то ни было, в большинстве случаев сам канон оберегает от подобных сомнений и умозрительных гипотез и в тех или иных суттах объясняет используемую терминологию и фразы или по меньшей мере даёт намёк на то, как правильно это следует понимать.  

Посмотреть все

Наверх